История городаПолезная информация

Визуальный альпинизм

«Кто назвал горы?» — риторически и с пафосом вопросил в одном из своих стихов-деклараций Николай Рерих. Действительно, каждая вершина заилийского названия имеет свое имя и историю этого имени. Большинство имен носит ярко выраженный советский оттенок не случайно. По традиции альпинизма, почерпнутой из правил Великих географических открытий, название дает первооткрыватель. В данном случае первооткрыватель  — это первовосходитель. А так как альпинизм здесь стал широко развиваться лишь  с появлением массового физкультурного движения в СССР, то и большинство альпийский «открытий «, связанных с покорением вершин, в том числе окружавший Алма-Ату, приходилось именно 30-е и 40-е годы. Хотя зарождалось все гораздо раньше.

Венец Южной Столицы

Опять Семенов

А первым достоверно известным горовосходителем стал, понятно, первый исследователь Тянь-Шаня — П. П. Семенов. Дело в том, перед своей поездкой в центр Азии молодой исследователь капитально готовился к высокогорью не только по книгам, но и на практике. Изучал технику тогдашних восхождений в Альпах. А так как техники особой не было, то он просто лазал по европейским горам ( а заодно и извергавшемуся тогда Везувию) вверх-вниз. Так что Семенов приехал в Заилийский край подготовленным. Потому, увидев «передовую цепь Небесных гор» и сравнив его с виденным в Европе, он сразу сообразил, что верхняя зона «вечных снегов» бесполезна для любой практической деятельности, окромя альпинисткой.

«Пятая зона Заилийского края начинается на высоте 3500 метров и, будучи покрыта вечными снегами, кажется совершенно безжизненной и во всяком случае одинаково не пригодна ни для русской колонизации, ни для жизни кочевников и привлекательна только для альпинистов и научных исследователей».

30 мая 1857 года Семенов совершил первое достоверно задокументированное восхождение в горах Заилийского Алатау.

«Оставив своих лошадей с тремя казаками, я начал свое восхождение на куполовидную сопку», которая возвышалась за «Зеленым озером» (Джасыл-куль — позже его стали называть Иссыком). Правда, измерении пика оказалась весьма скромной, всего около трех тысяч метров, так что даже недотягивала до «пятой зоны». Но все равно Семенов был горд маленькой победой.

-О белобороды, как называется сия прекрасная вершина? — спросил он спустившись у старика-казаха, знатока здешних мест.

-Кыз-имчек,- невозмутимо ответил аксакал.

-Что это значит?

-Девичья грудь, ваше благородие! — перевел казака-переводчик.

«Славненько!» — подумал первовосходитель.

Вообще, как истинный исследователь-классик, Семенов интересовался всем, в том числе и местными топонимами. Вот тут-то и столкнулся с тем, что большинство вершин Заилийского Алатау вообще-то безымянны. Для местных жителей они были малоинтересны и рассматривались лишь как малозначимая часть всего горного хребта. За редким исключением, к которым относились Талгарский, Большой и Малый Алматинские пики.

Достояние советов

В старом Верном, как это не парадоксально, интерес к альпинизму так и не прорезался. Несмотря даже на попытки создать свое «Горное общество». Потому все альпинистские «открытия» в Заилийском Алатау — это уже достояние советской эпохи. Тех самых 30-х годов, которые одни считают самыми бурными и прекрасными временами, а другие — самыми бурными и ужасными. Правы, наверное, и те и другие.

Спортивный азарт, которым заразилось общество в эпоху массового физкультурного движения, охватывал всех и вся. Показательный в этом отношении массовые альпиниады предвоенного времени. Это когда по маршрутам, только что проложенным первооткрывателями, пошли сотни и тысячи рядовых любителей. Наши горы для таких альпийских парадов оказались местом идеальным. Когда листаешь подшивки газет тех лет, создается впечатление, что альпинистами в Алма-Ате и окрестностях были все. Командиры РККА, жены командиров, колхозники Чилика, партийные и комсомольские работники, бойцы НКВД — кто только не организовывал в те годы массовых восхождений!

Самой любимой вершиной для проведения альпиниад был, конечно же, Малоалматинский пик — самая выделяющаяся высокая из всех близких к  городу вершин. Впервые, в 1930 году, его покорила тройка в составе Белоглазова, Горбунова и Мысовского. А в 1934 году легендарным Зиминым было предпринято первое успешное массовое восхождение — 17 человек вошли одновременно на вершину.

И понеслось — поехало! Нужно сказать, что массовым альпиниадам придавали большое значение не только как спортивным, но и как идеологическим мероприятиям. Потому дух, который царил на восхождениях, очень соответствовал общей атмосфере, царившей в стране. Вот, например, как проходила массовая комсомольская альпиниада 1935 года, посвященная 15-летию Казахстана. На протяжении всего маршрута (а тогда еще не бегали на вершину за день)  участники выпускали… стенгазету (!) с симптоматичными названиями «Достигнем!», «Победим!», «Победили!». Над длинной «очередью» горовосходителей постоянно кружил аэроплан, временами сбрасывая на головы альпинистов и окружающий горы рой бодрых пропагандистских листовок. А во главе колонны шли на вершину два секретаря ЛКСМ — Коммаров от горкома и Таштитов от ЦК. Из 267 участников тогда зашли наверх 250 человек! В память о сием массовом спортивном подвиге было решено переименовать Малоалматинский пик в пик Комсомола.

Но рекорд продержался всего месяц.  В том же году по проторенному пути комсомола железной поступью пошли бойцы и командиры НКВД вместе со своими пламенными подругами. Наверх они несли самое дорогое, что было у чекистов (кроме чистых рук и пламенных сердец), — бюст Железного Феликса. Вместе с бюстом на вершину взошли 365 дзержинцев!

Тогда же, в 35-м, здесь появились первые курсы по подготовке горных инструкторов. А в предвоенные годы под Алма-Атой действовало уже четыре альплагеря.

Понятно, что и большинство местных вершин получило сове название именно в те годы. Так что названия говорят сами за себя и за то время. Пик Физкультурник взяла группа Бекметова в 1937 году, Чкалов — впервые пройден Пастеревым, Померанцевой, Рахимовым в 36-м, название пика Абая появилось ранее, в 33-м, после восхождения группы Белоглазова. В 1938 году и далеко не с первой попытки покорилась и главная вершина Заилисйского Алатау — пик Талгар. Ее взяли новосибирцы — Макартов, Котухтин и Кропотов.

Новые названия говорят о новой эпохе. Зимой 41-го, после успешного восхождения на безымянный пик группы Малеинова, получила нынешнее название вершина Героев — панфиловцев. Чуть позже, в те же грозные военные годы, обрели свои имена пики Маншук Маметовой, Отечественные войны, Зои Космодемьянской, Партизан.

Может показаться странным, что в то время как страна напрягала все силы, чтобы выжить, молодые и здоровые парни продолжали лазить по горам и покорять вершины, — но это тоже вклад в Победу. Дело в том, что тут, в Горельнике, с 1943 года работала Всесоюзная школа инструкторов горной подготовки, слушатели которой сразу по окончании курса уходили на фронт и становились достойными противниками для элитных фашистских частей «Эдельвейс». Многие из участников довоенных альпиниад в Заилийском Алатау проявили свои навыки в боях за Кавказ, за Карпаты, Высокие Театры. Известно, например, что одним из тех, кто сбрасывал знамена со свастикой с вершины Эльбруса, был казахстанец Кельс.

Многие из воинов — альпинистов никогда не вернулись в родные горы. Имена некоторых из них носят ныне вершины в Заилийском Алатау.

 

На архивных снимках довоенного времени — альпинисты из поколения первооткрывателя.

Экспересс К, пятница, 18 июня 2004 год, стр. 30.

Show More

Related Articles