ИСТОРИЯ ГОРОДА АЛМАТЫ

Христианское кладбище у ущелья Зауке

Николай Николаевич Пантусов (1849-1909) – русский этнограф, фолькорист, географ и археолог Средней Азии и Казахстана. Служба в качестве чиновника особых поручений в уравлении Семиреченской области дала ему возможнось совершать многочисленные путешествия по Семиречью, во время которых он собрал и обработал богатый этнографический материал по быту и фольклору казахов и уйгуров. Ряд статей Пантусова посвящены археологии Семиречья. Пантусов составил ценное экономико-географическое описание Кульджинского края, написал ряд историко-географических работ: «Образцы киргизской народной литературы», «Древности Капальского уезда» (1899), «Сведения арабских географов Азии» (1909).

Извлечение из статьи «Христианское кладбище у ущелья Зауке» Пантусова.

Верстах в восьми на запад от села Покровского, стоящего в 40 верстах от города Пржевальска – напротив ущелья Зауке, саженях в 150 от южного берега озера Иссык-Куль по течению реки Зауке обнаружено христианское кладбище.

Два снимка с надмогильных камней переданы мне священником М.Колобовым, которому доставил их псаломщик церкви селения Покровского Тихон Иванов. Один снимок сделан с христианского надгробного камня, с крестом, другой с сирийскими письменами – с мусульманского кладбища, лежащего где-то поблизости.

Это уже четвертый христианский могильник, найденный в Семиречье и приграничье: первое кладбище расположено близ города Пишпека, второе близ селения Токмака, у башни Бурана, третье – на Алмалыке, на левой стороне пограничной реки Хоргос, а Заукинское кладбище четвертое – четвертое.

Снимок с надгробья мусульманского кладбища сделан с камня, на котором надпись арабского алфавита со стихами из Корана.

Оба кладбища с надгробья будут обследованы мною при предстоящей поездке по пути в Кашгарию, летом будущего года, и тогда я сообщу более подробные сведения об этих кладбищах.

Из объяснения псаломщика Тихона Иванова выяснилось после опроса его Пржевальским уездным начальником, что «он нашел все четыре камня заслуживающими внимания, из них два с изображением крестов и соответствующими надписями и один с мусульманскими надписями, один с крестом без надписи и один с мусульманской надписью».

Камни эти он, Иванов, передал в апреле месяце этого же года приезжавшему в сел. Покровское Верненскому священнику Колобову, а он, Колобов, передал их на хранение настоятелю Иссык-кульского монастыря. Уездный начальник лично посетил это кладбище 11-го августа сего года, нашел несколько камней с изображением креста, которые оставил там же на кладбище, но камней, не обнаружил. По словам Уездного Начальника, кладбище это, по-видимому очень старое, могильные возвышения почти сгладились м уровнем земли, и занимаемое им небольшое пространство представляет площадь, усеянную врытыми в землю булыжниками разных форм и величины.

Настоятель Иссык-Кульского монастыря просил передать камни эти Начальнику Пржевальского уезда, для доставки их в г. Верный, где с них юудут сделаны снимки, которые я и представлю в Императорскую Археологическую Комиссию. От священника Д. Рождественского, бывшего настоятелем прихода в селе Покровском я получил письмо, от 22-го сентября, в котором он между прочим пишет: «Не откажите, пожалуйста, преподать мне руководственные указания и еще возможно прислать средства для перевода надписей с камней на бумагу. У меня два камня. Один с хиро-халдейской надписью, а другой, по-моему мнению, со старо-китайской. Первый, с кладбища, открытого мною вблизи селения Покровского, Пржевальского уезда. Честь этого открытия предвосхитил у меня псаломщик Иванов, о находке своей я написал в «Туркестанских Ведомостях». Пока редакция собиралась напечатать заметку, Иванов успел сообщить священнику Колобову, а тот прописал в «Епархиальных Ведомостях». Место нахождение второго камня – пока мой секрет. Около села Покровского я нашел древнекитайскую монету.

То обстоятельство, что Уездный Начальник. Полковник Шосте, не нашел на кладбище камней с надписями, объясняется просто: камни с надписями несомненно существуют, но они покрылись дерновым слоем, и их возможно обнаружить посредством железного прута или шомпола, что мне и удавалось достигнуть при обследовании подобных же кладбищ близ Пишпека и Томака.

Источник: Н.Н.Пантусов «Письменные источники по истории и культуре Алматы (VII – начало XX в.)» .

Show More

Related Articles