История города

Павел Гурдэ – автор герба города Верного

Военным губернатором Семиреченской области 24 сентября 1898 года было направленно отношение Верненскому городскому голове обсудить в городской думе проект герба города Верного. 15 октября 1898 года городская Управа предоставила в городскую думу доклад «Об учреждении для города Верного герба и рассмотрении его». В архивном фонде сохранилось полное описание герба, автором которого был городской архитектор П.В.Гурдэ:

«Герб состоит из:

а)щита пересеченного лазурью и червленью

б)в верхней половине щита серебряная крепость (в начале город Верный носил название «укрепление Верное»)

в) в нижней половине – крест (Вера- откуда Верный), под ним полумесяц (победа христиан над мусульманами)

г)щит увенчан золотой башенной короной о трёх зубцах и окружен двумя золотыми яблоневыми ветками (по туземному город Верный называется «Алматы»: «алма» — яблоко и «тау» — горы), ветки соединены Александровской лентой».

Проект был одобрен, но пять долгих лет дело о гербе лежало без движения. По поручению военного губернатора Семиреченское областное управление 6 октября 1904 года отношением № 12648 просит Верненского городского голову сообщить, желает ли городское управление, чтобы герб г. Верного составлен был в гербовом отделении Департамента герольдии или же был осуществлён проект герба, одобренный думой 15 октября 1898 года журналом № 89.

Верненская городская управа, рассмотрев данное отношение, постановила: «Уведомить Семиреченское областное правление, что для городского управление желательно иметь герб для г. Верного именно тот, который одобрен городской управой в 1898 году …».

Только 19 марта 1908 года герб города Верного удостоился «Высочайшего Его Императорского утверждения».

УЛИЦА ГУРДЭ

По жалобе поверенных Верненского городского общества Гурдэ и частного поверенного Сморгунера в Павительствующий сенат на распоряжение администрации Туркестанского края и Семиреченской области по земельному спору города Верного с обществом казаков Больше-Алматинской станицы из-за выгонной земли Первым Департаментом Правительствующего сената указом от 15 июля 1897 года было определено: «… если город находит, что спорная земля принадлежит ему, то и должен предъявить судебный иск к станичному обществу о возврате означенной земли городу…».

На этом основании представитель города Н. Аристов предъявил 7 февраля 1898 года в Семиреченский областной суд к обществу казаков иск «о признании за городом права собственности и возврате в его владения казаков  участка земли в 122 десятины 1230кв. саженей, находящегося в западной части выгона…».

«Семиреченский областной суд нашёл иск города заслуживающим удовлетворению…».

Второе Общее Собрание Правительствующего сената, заслушав и обсудив писку по апелляционному делу, по иску Верненской городской управы к обществу казаков Больше-Алматинской станицы об участке выгонной земли, 15 мая 1906 года определило: «… признать собственностью города Верного и передать в его владение из владения казаков Больше-Алматинской станицы участок земли в западной части городского выгона… общество казаков подвегнуть установленному апелляционному штрафу».

Так де-юре разрешился многолетний конфликт города с обществом казаков Больше-Алматинской станицы.

Но де-факто казаки с ружьями и нагайками ещё долго охраняли свои земли и не подпускали к ним представителей управы и межевщиков. И только революция 1917 года окончательно примирила их, отобрав всё у тех и у других…

Городская дума на своём заседании 15 июня 1906 года журналом № 63 постановила: «В благодарность за энергичные труды почётного гражданина г. Верного, статского советника Павла Васильевича Гурдэ по земельным исковым делам с сообществом казаков станицы Больше-Алматинской … ныне поступившим во владение города, назвать улицу Училищную, на которой он живёт около 25 лет, «улицей Гурдэ» и образовать стипендию его имени при одном из средних учебных заведений города Верного на средства, которые будут получаться путём отчисления определённого процента от продажи или отдаче в аренду тех земель, которые, благодаря энергии Павла Васильевича ныне поступили во владение города от казаков…».

ПАВЕЛ ГУРДЭ – ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

0033_DSC_0033-1200label

Архивные материалы сохранили свидетельства активного участия Гурдэ в проектах городской управы по благоустройству Верного.

В 1867 году был создан Комитет по устройству г. Верного. Основной задачей комитета ставилось содействие городничему в вопросах санитарии, наведения порядка в водопользовании и даже освещения. Причём вопросами освещения занимались губернатор области  и областное правление.

24 октября 1874 года Комитет «объявил торги для желающих заниматься освещением города, но таковых не оказалось…». После этого Комитет предлагал многим лицам, хотя их фамилии не сообщаются, «осуществить это дело хозяйственным способом или на коммерческих правах, но никто согласия не изъявил».

26 марта 1875 года городничий майор фон Берг объявил, что он «принимает на себя освещение города, но с тем, чтобы было выдано ему вперёд половинную часть денег, определённую по смете…». Комитет охотно принял такое предложение, однако и к концу года городничий не создал никакой системы освещения и не представил документов об израсходовании полученных денег. Более того, он заявил, что «кунжутное масло вздорожало и его не выгодно заготовлять в Кульдже. В связи с таким заявление Комитет приходит к решению «начать освещение города лампами со стеариновыми свечами».

Чтобы определить эффективность освещения лампами с кунжутным маслом или со стеариновыми свечами 19 сентября 1875 года проводится их испытание. В отчёте сообщается, что «фонари были зажжены ровно в восемь часов вечера. Половина свечи горела до двенадцати часов ночи, свет её равнялся не менее трём светам фонаря, в котором горело масло».

На этом отчёте рукой исправляющего должность губернатора Россицкого написано: «В состав комиссии назначаю также г-на Гурдэ, которого прошу также составить соображения о пределкесвечами для освещения фотогением, который, кажется, теперь есть где-то в пределах области или города, и стоимость этого освещения в ночь, часов до трёх например».

В сентябре 1875 года комиссия по освещению повторно проводит опыт с двумя разными типами фонарей, заменив кунжутное масло другим горючим: «….ещё над бараньим салом, зажженным в фонаре по киргизскому способу, т.е. в жаровню, заполненную салом, были положены с двух противоположных сторон две светильни… но отдавая предпочтение во всех отношениях преимущество бараньему салу, Комиссия полагает, что оно будет замерзать зимой в настоящем устройстве жаровнях, т.к. от центра коробки (огонь) не в состоянии будет нагревать всего находящегося в жаровне сала до жидкой степени. В предположении этого г-н Гурдэ составил прилагаемый при сем проект особого устройства медной лампы (может быть, и жестяной) с рефлектором, которая имеет ту главную особенность, что огонь её будет вместе с тем нагревать сало, положенное в верхнюю коробку, откуда оно посредством прикреплённой сбоку трубки будет сообщать светильне….»

8 апреля 1876 года Комитет на своём заседании заслушивает предписание исправляющего должность военного губернатора Семиреченской области от 26 и 31 января сего года за №№ 490 и 578 по делу об освещении города Верного бараньим салом посредством лампы чертёжника Гурдэ и по обсуждению этого вопроса в настоящее время полагает продолжить освещение города свечами и «ныне же снестись с механическим Екатеринбургским заводом для сделания лампы по образцу г-на Гурдэ, прося его вычертить лампу в нормальную величину и уже по соглашению выгодности заказа сделать на этом заводе 50 штук ламп и более».

31 января 1901 года гласный городкой думы И.Д. Хапилин обратился в городскую управу с заявлением об устройстве «водопровода в г. Верном посредством деревянных помп под землю на глубине 5/4 четвертей…»

15 февраля на заседании городской думы создаётся водопроводная комиссия, в состав которой вошли городской голова А.И. Путолов, гласные думы Ф.И. Титов, Т.И. Плесцов, И.Д. Иванов. На этом же заседании было предложено «в состав коей (комиссии) просить г-на верненского городского архитектора…».

26 марта комиссия предлагает П.В. Гурдэ составить чертежи предлагаемого водопровода и определяет его параметры: от Магистрального арыка (ныне проспект им. Абая) до улицы Ташкентская аллея (ныне проспект им. Райымбека) по улице Сергиопольской (ныне улица им. М. Тулебаева), причём «наружных труб для получения воды должно быть не менее шести…».

Уже 10 апреля Гурдэ представил чертежи в деталях «с расчётом сопротивления деревянных и железных труб и количества воды, доставляемой в 24 часа, что составляет по его расчётам, 10 368 кубических фунтов (3160 кубических метров), или 23869 вёдер…»

Подрядчиком согласился быть Ф.Титов. 4 ноября 1902 года работа по строительству первого водопровода в городе Верном была закончена, но проработал он очень мало. Для дальнейшего использования водопровода  требовался знающий подрядчик и Гурдэ рекомендовал того же Ф.Титова.

Верненская управа и городская дума приняли это предложение. Однако Титов затянул оформление контракта, выставляя всё новые и новые требования. Проволочка с оформлением контракта, неисполнение подрядчиком Титовым надлежащих профилактических мер приводят к тому, что 21 января 1903 года водопровод перестал действовать.

11 марта 1903 года городская дума проводит заседание по этому вопросу, где Гурдэ заявляет, что «причина повреждения бассейна (резервуара) около Магистрального арыка ему была совершенно ясна… и предвидена ещё летом. Место для бассейна было выбрано самим Титовым, без ведома городского архитектора, и он узнал об этом выборе, лишь когда яма была вырыта и поправить ошибку было уже нельзя».

Следует сказать, что строительство водопровода проходило не в самый лучший период его жизни. Помимо Титова Гурдэ был вовлечён в разбирательство с купцом Г. Шахворостовым, который самовольно отвёл трубы на своё подворье; продолжалась тяжба Гурдэ с купцом И. Габдулвалиевым. Быть может, стечение всех этих обстоятельств и не дало возможности более тщательно следить за строительством первого верненского водопровода.

Высочайшим приказом по ведомству учреждений императрицы Марии, состоящих под непосредственным их Императорских Величеств покровительством, 22 апреля 1890 года Гурдэ назначается почётным членолм Семиреченского областного попечительства детских приютов с оставлением в прежних должностях и званиях и увольняется с этой должности 10 декабря 1892 года согласно прошению. Однако 7 августа 1908 года он вновь назначается почётным членом областного попечительства, где состоит до своего отъезда из г. Верного.

В очерке 25-летнего существования Верненского детского приюта отмечены «ценные труды статского советника П.В. Гурдэ по постройке приютских зданий… безвозмездно принявшего на себя этот труд».

Административная и судебная реформа 90-х годов, сохраняя управление степным краем за военной администрацией, предусматривала создание уездных властей и новых местных судебных органов. Временным положением 1891 годав каждом уезде и городах: Омске, Семипалатинске, Верном и Уральске учреждалась должность мирового судьи. 21 июня 1899 года Высочайшим приказом Гурдэ назначается почётным мировым судьёй Верненского окружного суда и занимает эту должность в течение 4 сроков.

Гурдэ интересуется экономическим развитием края. В официальном органе, «Семиреченскитх областных ведомостях», нередки его публикации. В связи с проектом Средне-Азиатской железной дороги Павел Гурдэ пишет ряд статей: «Записка о Средне-Азиатской железной дороге», «Заметка о скотоводстве в Семиреченской области в связи с проектируемым соединением Ташкента с Сибирью рельсовым путём через Верный, Семипалатинск и Алтай», «Минеральные богатства Семиреченской области в связи с проведением железной дороги Ташкент – Сибирь через Семиреченскую, Семипалатинскую области и Алтайский округ».

Строительство железной дороги, пишет Гурдэ, «имеет несомненно чрезвычайно важное значение в политическом, стратегическом и экономическом отношениях не только для отдалённого края, столь щедро одаренного естественными богатствами, но и для самого государства, которое со временем извлечёт пользу от своих средне-азиатских окраин». И далее: «…Семиречье содержит в своих недрах очень значительные богатства, рациональная эксплуатация которых совершила бы благотворный переворот в экономических условиях страны… Устройство заводов для выработки и эксплуатации минеральных богатств страны при существующем положении очевидно немыслемо, т.к. промышленники и заводчики могли бы рассчитывать для своих продуктов и произведений исключительно только на местную потребность и, до некоторой степени, на нужды соседних китайских провинций. …До коренного изменения экономических условий Семиречья, соединением его с соседними окраинами и Сибирью рельсовой линией, минеральные богатства останутся  нетронутыми в недрах горных массивов».

По мнению Гурдэ, прямая железная дорога Ташкент – Оренбург – Москва приведёт к развитию всего Туркестанского края. Рассматривая экономические выгоды и минусы Закаспийской железной дороги, Гурдэ пишет, что благодаря ей в последние 15 лет осуществлялось экономическое развитие Туркестанского края, однако теперь она не вполне удовлетворяет имеющимся требованиям. Важность этих публикаций и интерес к ним современников подчёркивает тот факт, что после газетной публикации статьи вышли отдельными брошюрами.

Следует отметить, что аргументы Гурдэ нашли поддержку в изданных в Санкт-Петербурке в 1899 году брошюрах А. Станкевича «Убыточен ли Туркестан для России» и «По вопросу о продолжении Среднеазиатской железной дороги от Ташкента на Чимкент и Верный».

Надо сказать, что ещё в 1879 году Верненская городская дума по согласованию с военным губернатором Семиреченской области Г.Ивановым создаёт совещательную комиссию по выработке проекта о соединении города Верного железной дорогой с Ташкентом и Великим сибирским путём. В комиссию входят лесной ревизор области О. Баум, городской архитектор П. Гурдэ, статский советник Н. Пантусов, артиллерийский полковник Корольков и верненский купец и частный поверенный Сморгунер.

В эти годы в Российском обществе весьма активно обсуждался вопрос о направлении железных дорог, связывающих центр России со Средней Азией, и дальнейших возможных азиатских направлениях.

Известный инженер Ф. Лессепс, проектировавший и осуществивший строительство Суэцкого канала, побывал в Средней Азии и составил проект железной дороги через Пешавер к Гиндукушу  и оттуда к Самарканду и Ташкенту. Однако бывший военный губернатор Тургайской области генерал-лейтенант Проценко в  своём докладе опровергает этот так называемое «Александрово-Гайское направление». Это направление, по его мнению, пройдёт по местности, где практически отсутствует вода, необходимая для паровозов и, кроме того, каждый состав придётся снабдить специальной охраной…

24 апреля 1897 года Степной генерал-губернатор по указанию министра внутренних дел России даёт поручение Семиреченскому военному губернатору об оказании содействия французскому журналисту Карону, «отправляющемуся на Урал и в Сибирь для изучения рынков, которыми, с проведением Сибиркой железной дороги, мог бы воспользоваться французский экспорт».

По указанию Туркестанского генерал-губернатора капитан генерального штаба Аносов составляет экономическое обоснование железнодорожной линии Ташкент – Чимкент, а в Семиречье направляется инженер Л. Югович для проведения предварительного изыскания в январе-марте 1899г.

В статье «Заметка о скотоводстве в Семиреченской области…» Гурдэ писал» «Благодаря отсутствию в Семиречье удобных путей сообщения, недостаточности и чрезмерной дороговизны перевозочных средств – скотоводство в крае, как и всякая другая отрасль промышленности и торговли, находится  в полном застое, в таком первобытном состоянии, как оно было много лет назад». По мнению Гурдэ, «не подлежит сомнению, что железная дорога, соединяющая Семиречье с соседними областями, Сибирью и Россией, изменила бы до неузнаваемости все экономические условия края; Семиречье проснулось бы от своей вековой спячки и кипучая деятельность скоро заменила бы мёртвую тишину, царящую в его обширных степях и величественных горах…»

Гурдэ живо интересуется историей края. Известный тюролог академик Бартольд вспоминал: «Ещё в Ташкенте я от доктора Н.Л. Зеланда слышал об открытии по соседству с Верным развалин какого-то старого города. За более подробными сведениями мы, по указанию доктора Зеланда, обратились в Верном к городскому архитектору П.В. Гурдэ, который с величайшей готовностью согласился вместе с нами посетить развалины; при осмотре их указания человека, знакомогосо строительным искусством, конечно, были нам очень полезны. Развалины находятся к юго-западу от Верного, против ущелья Большой Алматинки … В одном месте находится возвышение в виде подковы, которое, по мнению П.В.Гурдэ, вероятно, указывает на местоположение башни, принадлежавшей к стене цитадели или большой могилы… О курганах в окрестностях Верного писали уже многие исследователи; от Павла Гурдэ мы,  кроме того, узнали, что около северного входа почти всех ущелий гор Алатау есть следы небольших укреплений; кроме того, в ущельях попадаются камни с тибетскими надписями. Одну из таких надписей П.В. Гурдэ передал нам; как и следовало ожидать, она оказалась буддийской молитвой ом-мани-падмэ-хум».

В 1892 году мир следит за мужественными американскими путешественниками Алленом и Сахтлебеном, пересекающими Евразию на велосипедах.

Вот что пишет корреспондент журнала «Нива» из Пекина: «В начале мая Аллен и Сахтлебен тронулись в дальнейший путь, направляясь в г. Верный через Чимкент и Аулие-Ату. В Верном они пользовались гостеприимством губернатора Семиреченской области генерала Иванова. Для них, между прочим, устроена была джигитовка, превосходящая, по их словам, езду известных южно-американских “cowboys” и гаучосов.

Пребывание в Верном и знакомство с русским инженером Гурдэ имело решающее влияние на выбор ими дальнейшего маршрута. Гурдэ советовал ехать через Китай, говоря, что в отношении топографическом они не встретят препятствий, в случае же возможности продолжить путь – они всегда могут повернуть на север и ехать через Сибирь. 4 июня американцы переехали пограничную реку Или и , после остановки для обеда на казачьем посту в Хоргосе, распростились с Россией. По Средней Азии путешественники совершили пробег в 1, 131 милю, приблизительно 1,697 вёрст; всё же от Константинополя до китайской границы они проехали 5,377 вёрст».

В 1892 году в Париже выходят мемуары известного французского художника-этнографа Гильома Капю «Через королевство Тамерлана», в котором он делится впечатлениями о пребывании экспедиции, возглавляемой Бонвалло, в русском Туркестане. Вот что он пишет о Верном: «Генерал Колпаковский принял нас сердечно. Атаман казаков, неустрашимый участник завоевания Семиречья, после увенчания военными лаврами он управляет этой страной и продолжает восхищать коренных жителей глубоким знанием языка и обычаев, помимо мужества и целеустремлённости администратора. Он принял нас в своём новом дворце – великолепном творении. Кстати, этот дворец, архиерейский дом и гимназия построены нашим соотечественником г-ном Гурдэ». Мы храним в прамяти воспоминания о добросердечной и искренней дружбе и надеемся возобновит с г-ном Гурдэ самые доброжелательные отношения».

Сам Гурдэ упоминает об извенстном английском путешественнике Карле-Клайве Бигхаме, который совершил в 1895-1896 годах путешествие по Турции, Армении, Персии, Туркестану, Китаю, Семиречью  и Транссибирской магистрали.

О своих встречах в 1897 году в Верном с военным губернатором Ивановым и Полем Гурдэ писали члены французской научной экспедиции Жан Шаффанжон, Луи Гай и Люсьен Манжини.

12 марта 1907 года, согласно Высочайшему повелению, сообщенному в приказе военного губернатора Семиреченской области № 141, Гурдэ был назначен председателем избирательного собрания для избирания членов ІІ Государственной думы от инородцев Семиреченской области. От Семиреченской области избиралось три депутата по куриям: от городского и осёдлого населения, от Семиреченского казачьего войска и от инородцев Семиреченской области.

Выборы состоялись 3 и 4 апреля 1907 года. Как докладывал 5 апреля военный губернатор Семиреченской области министру внутренних дел России и Туркестанскому генерал-губернатору: «В первый день выборов, 3 апреля, выбраны: от Семиреченского казачьего войска казак Яков Иванович Егошкин, от инородцев – киргиз Мухамеджан Тынышпаевич Тынышпаев, инженер путей сообщения. 4апреля, во второй день, от городского и осёдлого населения был выбран купеческий сын, окончивший университет, Михаил Алексеевич Гаврилов».

Следует сказать, что после окончания с золотой медалью Верненской мужской гимназии в 1900 году М. Тынышпаев поступает в Санкт-Петербургский институт железнодорожного транспорта и становится первым железнодорожным инженером из казахов.

Председатель избирательного собрания Гурдэ направляет протоколы и «все выборное производство» 4 апреля 1907 года военному губернатору, который сразу же даёт поручение Летописному уездному начальнику выяснить политические взгляды М. Тынышпаева. 5 апреля уездный начальник информирует военного губернатора о том, что «…он (Тынышпаев) приверженец партии народной свободы», что следует из «высказываний в простом разговоре своего сочувствия к некоторым деятелям І Думы.

В этой связи считаем уместным привести выдержку из собственноручной записки самого М. Тынышпаева вице-губернатору П. Осташкину: «10 апреля я уезжаю в Санкт-Петербург, надо торопиться на заседания Г. думы, чтобы не пропустить тех из них, которые, так или иначе, касаются интересов окраин и в частности Семиречья. Я вполне понимаю положение вещей в России и у киргизов и буду работать насколько хватит сил… Меня почему-то считают левым, или даже крайне левым. Мне незачем скрывать своей политической физиономии – я кадет, а не левый. О переселении и других вопросах я говорил своим избирателям и они со мной согласны по этим вопросам. Я не узкий националист, как думают другие. Я верен примирению интересов общегосударственных и киргизов и программа кадетов вполне разрешает мне этот вопрос».

К чести Семиреченской окружной избирательной комиссии, получившей значительное число жалоб по итогам выборов (по всем куриям), все обращения были тщательно рассмотрены и даны аргументированные отказы и разъяснения.

Show More

Related Articles